ЗМЕЙ РАДУГА | ИНТЕРВЬЮ С ДАРЬЕЙ КАРАЧЁВОЙ

Весь город - сцена

Многим она напоминает гостью из будущего: необычные костюмы, авангардная причёска, яркие образы. С виду космическая, в жизни руководитель креативной группы «Змей Радуга» Дарья Карачёва — вполне реальная земная девушка. И безусловно, волевая. Ведь стихия подчинится далеко не каждому.

Нет границ для творчества, уверены Дарья Карачёва и креативная группа «Змей Радуга»

Найти свою стихию

— Даша, как получилось, что ты стала заниматься огненным шоу, когда об этом мало кто знал?

— Идея пришла случайно. В середине 2000-х мы ездили по различным фестивалям и увидели на одном из них ребят, выступающих с огнём. Фаер-движение в России тогда только зарождалось. Нам это понравилось, решили попробовать у нас. На несколько месяцев раньше этим же начал заниматься коллектив «Солнце Маори» в Архангельске.

— А на кого ты вообще училась?

— Я инженер-эколог с красным дипломом (улыбается).

— Неужели не пригодился?

— Почему? После окончания вуза я работала по специальности в частной проектной фирме. Проработала там довольно долго, периодически уходила, возвращалась и сейчас время от времени выполняю расчёты по экологии.

— Но ведь и шоу каждый день не требуется. Дохода на жизнь хватает?

— Выступления с диодами и огнём на данный момент не основной источник нашего заработка. Мы стараемся делать то, что нам нравится: участвовать в интересных проектах, организовывать свои мероприятия, как правило на волонтёрской основе. А работаю я специалистом в Молодёжном центре.

Без буквы «и»

— Напомни, как появилось название вашего коллектива — «Змей Радуга»?

— Его нам подарил Илья Кузубов. Он делал мероприятие в «Стройке», надо было срочно выпускать афиши, а всё никак не могли подобрать подходящее название. И вдруг Илья предложил: а не хотите так? Изначально оно звучало как «Змей и радуга». Но мы сразу убрали букву «и», осталось просто «Змей Радуга».

— Сами для себя какой-то смысл в это название вкладываете?

— По сути оно символизирует животное, которое само себя ест. Вечный круговорот, вечный двигатель. Аллегория того, что человек постоянно недоволен тем, что делает. Как только начинаешь думать, что всё хорошо, оно перестаёт быть таковым.

— Что самое сложное на пути воплощения идеи?

— Как правило, то, что идея не всегда совпадает с реальными возможностями. Иногда не хватает сил или времени, бывает сложно найти материалы для реализации идеи. Приходится искать альтернативы.

Когда мозги дружат с сердцем

— Среди мастеров, которые тебе импонируют в исполнении разных жанров, как правило, иностранцы. А среди тех, кто рядом, кто вдохновляет в плане реализации идей?

— У нас есть замечательный друг — Вячеслав Куклин, который танцует хип-хоп и брейк. Славка — человек-трудяга, каждую минуту он что-то делает. Очень вдохновляет Марина Секачёва: сейчас она учится в Питере, но летом приезжает и даёт танцевальные мастер-классы. Из таких и Катя Гаркун — занимается в Молодёжном центре. Несмотря на юный возраст, в голове и сердце у неё всё правильно.

— Не так и мало людей, которые могли бы расцветить пространство вокруг себя! Почему же основная претензия многих, что в городе, мол, негде культурно отдохнуть?

— Как правило, концерты приезжих коллективов имеют приличный ценник. Не каждый может позволить себе мероприятие за тысячу-полторы рублей. В плане выставок — в Архангельске их, конечно, больше. Но я бы не сказала, что у нас некуда сходить. Понятно, что возможностей для этого меньше, чем в Москве и Питере. Но те, кто на это жалуются, в музеи, как правило, и там не ходят. Немного расстраивает, что культурный отдых стал ассоциироваться с походами по магазинам и торговым центрам.

— Мы можем что-то            этому противопоставить? Такие волонтёры, как ты, Слава, Катя.

— У нас есть замечательные художники, которые периодически делают выставки, создают артпространство. Есть хорошие музыканты. Опять же, недалеко Архангельск, где происходит много интересных событий, и съездить туда не проблема. Тому же ежегодному Фестивалю уличных театров Виктора Панова завидуют москвичи и питерцы. К ним этот фестиваль пришёл много лет спустя. И мы видели таких артистов, которых не видели они. Просто не умеем это ценить.

Без мишуры и блёсток

— Как появилось желание ставить не уличные спектакли, «без мишуры и блёсток»?

— Хотели попробовать себя на большой сцене. В закрытом пространстве нельзя использовать огонь, поэтому стараемся привносить в действо другие элементы:  пантомиму, работу с реквизитом, рассказываем историю с помощью текстов.

— Во втором спектакле, который вы недавно поставили, — «Мой ИДИОТ»* — всё получилось?

— Большая часть того, что мы хотели. И настроение, которое мы хотели передать зрителю.

— Когда порадуете третьим спектаклем?

— Пока думаем. Хотелось бы через год-два переложить «ИДИОТа». Но такое большое мероприятие требует сил и ощутимых финансовых вложений. Стоимость аренды залов очень высокая.

Уличный театр идёт к нам

Из того, что вы делали в разных жанрах, у тебя что самое любимое?

— Программа, которую мы показывали в прошлом году на Фестивале огней в Ярославле и которую потом сделали в полном формате на Фестивале уличных театров в Архангельске. Номер назывался «Поддай пару», он задействовал огонь и чемоданы. Мы шесть раз участвовали в Фестивале уличных театров и каждый раз готовим отдельную постановку.

— У нас  в городе можно реализовать что-то подобное?

— В июле в Приморском парке организуем фестиваль искусств на открытом воздухе «Сцена». Хотим привлечь максимальное количество творческих людей Северодвинска, Архангельска и других городов. Фестиваль волонтёрский, но поддержан администрацией города и области.

— Чем удивите людей  на этот раз?

— У нас проходят уличные фестивали, но либо спортивные, либо уличной культуры. Мы же хотим сделать акцент на творчество. Это будет шестичасовой праздник с несколькими площадками: основной сценой, шатром-шапито, где пройдут сольные выступления и выступления чтецов, зоной мастер-классов. Территорию оформим интересными арт-объектами и персонажами, с которыми можно будет фотографироваться. Очень хотим привлечь уличных музыкантов, чтобы они поработали в таком формате, в котором люди видят их в столицах.

Мало-мало огня

— Сейчас появляется всё больше артистов, занимающихся огненными шоу. Не боишься, что ваша деятельность будет уже не так интересна людям?

— Мы будем этому только рады. В Архангельске существует порядка пяти таких коллективов, в Северодвинске мы одни. Если появятся коллективы, работающие с огнём, мы готовы их поддержать. В коммерческом плане нам нечего делить. По клубам мы уже не работаем: у меня дочери два с половиной года, хочется более спокойной жизни.

— Но и то, чем вы занимаетесь сейчас, отнимает немало времени.

— Мы делаем то, что хотим. В клубах, как правило, востребован один формат: активная музыка либо что-то более агрессивное. А мы не такие. И сейчас с большей радостью выступим на каком-нибудь социальном проекте типа «Красоты без границ», фестивале молодёжных инициатив, фестивале землячеств или просто съездим с программой в детский дом «Оленёнок».

Сказка начинается в детстве

— Даша, у тебя была в детстве любимая сказка?

— Не могу сейчас вспомнить.

— А дочке читаешь?

— Читаю. Ей нравятся «Три медведя», «Теремок», «Колобок» или сказки, которые начинаются словами «Жили-были дед да баба» и связаны с тем, что ей интересно в данный момент.

— Когда она вырастет, что бы ты хотела, чтоб изменилось в городе, чего не хватает сейчас?

— Наверное, чтоб люди были более инициативны. У нас, как правило,  любят жаловаться, что всё плохо, но при этом ничего не делают, даже не пытаются.

— А ты вообще видишь, что дочка останется жить в Северодвинске?

— Я за то, чтобы человек шёл своим путём.

— С каким напутствием отправишь её во взрослую жизнь?

— Хочу, чтоб она понимала, что делает и откуда что берётся. Не обязательно, чтоб выросла суперкрутым человеком в какой-то сфере. Это не всегда гарантирует счастье. Не стала бы и отдавать в специализированную школу. Скорее хотела бы с ней больше путешествовать и просто быть рядом.

__________

*Никаких отсылок к Достоевскому, название расшифровывается как «идеальный друг и отличный товарищ». — Прим. автора.

БеседовалаЕкатерина КУРЗЕНЁВА



Фото Анны Копытовой